"Язычники": кризис веры в одной семье

"Язычники": кризис веры в одной семье
17.10.2015

На сцене Государственного Академического русского драматического театра имени Максима Горького состоялась премьера неоднозначной пьесы «Язычники», вышедшей из-под пера погибшей Анны Яблонской. Для постановки в столицу был приглашен известный европейский режиссер, художественный руководитель Русского драматического театра Литвы Йонас Вайткус.

«Язычники» – последняя пьеса молодого талантливого автора Анны Яблонской, в 29-летнем возрасте погибшей в результате террористического акта в московском аэропорту Домодедово. Она является лауреатом многих драматургических конкурсов, таких как «Любимовка», «Евразия», «Свободный театр» и «Премьера».

В пьесе с почти документальной точностью показаны современный быт и взаимоотношения в семье. Но обычная, на первый взгляд, семейная история вдруг оборачивается пронзительно-болезненной драмой, заставляющей нас задуматься о собственной жизни, о кризисе и поисках веры, о наших «ценностях» и цене, которую мы за них платим.

– Мне было очень интересно работать с горьковской труппой. В Астане я решил попробовать новую, минималистическую постановку, которая помогла актерам раскрыться, вытащить из глубин своего «я» именно то, что требовалось, – рассказал режиссер Йонас Вайткус. – На мой взгляд, все получилось. Действие и декорации в «Язычниках» вполне естественно отходят на второй план, поэтому на поверхность мы решили «вытащить» актерскую игру.

На протяжении всего действия артисты сидят на стульях и произносят свои монологи с закрытыми глазами, играя, по сути, только голосом. Практически никаких жестов и движений, пьеса демонстрирует всю силу слова.

«Язычники» рассказывают об истории отдельно взятой семьи, в которой, казалось бы, все как у всех: дочь – студентка, которую отчислили из университета, отец – безработный музыкант, мать, разрывающаяся между двумя работами, и набожная бабушка, которая видит спасение в молитве и аскетизме. Современным украинским драматургом Анной Яблонской создан портрет семьи, в которой царят хаос и психологическое насилие, где три существа, обесчеловеченные бытовыми заботами, пытаются сводить концы с концами. Властная жена, привыкшая орудовать с недвижимостью, безработный муж, втайне мечтающий играть на кларнете в оркестре, дочь, влюбленная в преподавателя и наплевавшая на учебу в университете, и сосед-алкоголик, взявшийся за ремонт квартиры и пропивающий деньги, выданные ему на закупку стройматериалов. Здесь чаще орут и нецензурно выражаются, чем говорят. Здесь давно не осталось взаимопонимания и снисхождения друг к другу. Здесь все балансируют на грани: с одной стороны – преисподняя, с другой – панацея быстрого действия.

В семью, дошедшую до крайности, приезжает верующая свекровь, внезапно вернувшаяся в мир после скитаний по монастырям и также внезапно подарившая семье веру в чудо, которая, однако, довольно быстро рассеялась.

Первый акт – как утверждение веры, второй – как ее отрицание, и в конечном итоге – смешение и хаос, молчание, немота, характерная для состояния веры и религии в современном обществе. Тема ведь почти запретная, в театре мало кто о ней говорит.

Яблонская пытается совершить честный и уверенный разбор тупиковой ситуации: верить или не верить, и во что? Драматург разбирается, сама не приняв ни одну из сторон. Ее волнует зыбкость веры, построенной только на вере в чудо.

В итоге автор показал несколько жизненных путей, правильных или неправильных – решать зрителю.

«Отблагодарит» ли Господь чудом в обмен на жаркие молитвы? Не есть ли религия – бездумное верование в непрерывную череду чудес? А вдруг (на чей-нибудь взгляд) даже глубоко верующие люди – это всего лишь идолопоклонники?..