Уже сегодня! Самая грандиозная премьера! Не пропустите!

Уже сегодня! Самая грандиозная премьера! Не пропустите!
20.07.2018

Йонас Вайткус: «В театре как на исповеди»

Столичный Государственный академический русский театр драмы имени М. Горького завершает 117-й сезон премьерой драмы «Отец» («Последние») по одноименному произведению М. Горького. Поставил пьесу известный литовский режиссер Йонас ВАЙТКУС. Сегодня мэтр театрального искусства - гость «Вечерней Астаны». Он рассказал нам о том, чем удивит астанчан пьеса о конфликте отцов и детей, роли театра в современном обществе и о многом другом.

- Йонас, почему вы решили поставить именно этот спектакль?

- Пьеса «Последние» - серьезный, напряженный разговор   о положении отца в семье, детях и семейных ценностях, там затронуты извечные философские темы. Мы постарались проанализировать, что является разрушителем семьи. Некоторые поступки родителей влияют на дальнейшую судьбу детей, порой виной всему становятся грехи, совершенные нашими предками. Эту проблему и разбирает великий русский писатель. Наша постановка построена на столкновении характеров главных героев Якова, Софьи, Ивана, Петра. Можно сказать, что герои пьесы душевно ранены. Каждый из них пытается идти своим путем, борется с разрозненностью и безличием со стороны родственников. Думаю, что сам Горький испытал нечто подобное в детстве и юношестве, что не могло не сказаться на его творчестве. Наверное, он хотел сказать читателям, что такие острые вопросы должны решаться совместными усилиями в кругу семьи. Нельзя, чтобы дети были отторгнуты взрослыми, подрастающее поколение нуждается в ежедневном общении с родителями. Люди уезжают на заработки, оставляя малышей на попечение бабушек, дедушек, лишая родительской ласки и заботы. Таким образом, между самыми близкими людьми возникают отчуждение и непонимание. Когда нет веры в семейные ценности, это обязательно приводит к общественной деградации.

- Какими новшествами удивит астанчан ваша новая постановка?

- Это весьма противоречивое произведение под первоначальным названием «Отец» долгое время не разрешали ставить. Позже некоторые изменения внес сам Горький, назвав пьему «Последние». Работая с этим литературным материалом, я решил оставить оба названия – «Отец» («Последние»). Своеобразный жанр постановки - трагический балаган - сам по себе предусматривает много фальши и лжи, столкновение смешного и абсурдного.   Мы хотим немного укрупнить содержание литературного первоисточника, чтобы острее почувствовалась семейная трагедия. Я думаю, что актеры это тонко чувствуют, им также близка, понятна и интересна тема сложных семейных взаимоотношений. Когда в произведении поднимаются такие глубокие психологические вопросы, то от артистов, согласно законам драматургии, требуется некоторое самопожертвование, чтобы в течение двух часов выдержать эмоциональное напряжение.

- На ваш взгляд, в обществе снижается роль семьи?

- Действительно, в некотором смысле семья как сакральная ячейка общества сегодня подвергается нападению. Говорят, что семейные ценности становятся пережитком прошлого. Тенденция разрушения традиционной семьи постепенно узаконивается в обществе. Печально, но сегодня необходимо говорить об этом со сцены. Если обратить внимание на серьезные общественные проблемы, то обязательно соберется неравнодушная аудитория. Именно таких думающих и анализирующих зрителей мы ждем на премьере. Очевидно, что искусство призвано напоминать человеку о высших духовных ценностях. В театре он находится словно на исповеди, без таких откровений он не может состояться как личность.

- Несколько лет назад вы поставили для горьковцев экспериментальный спектакль «Язычники» по пьесе Анны Яблонской. В чем секрет популярности этой постановки?

- Я даже не знаю, наверное, в ясности и конкретности мысли, заложенной в этой пьесе. В постановке нет красочных зрелищ, которые предназначены развлекать публику. Театральное представление минималистично и построено на видениях персонажей. Публика также может поразмышлять о том, что происходит с главными героями. Может быть, зрителей в этом спектакле привлекает то, что они вместе с актерами создают театральное действо.

- Что вы можете сказать о развитии казахстанского театрального искусства? Какие существуют различия между театральным искусством Литвы и Казахстана?

- Несмотря на то что театральное искусство наших стран существенно отличается, язык искусства – интернационален, он общечеловеческий.

Что касается развития искусства в вашей стране, то буквально на днях я был на опере «Биржан-Сара» в Боровом. Могу сказать, что такие зрелищные представления не часто вижу даже в развитых странах. Спектакль был сделан на европейском уровне.

- Какие театральные жанры и направления вы предпочитаете?

- Мне не нравятся чисто развлекательные жанры, там нет ни грамма размышления, жертвенности и проблематики. Жизнь разнообразна, она может быть и серьезной, и веселой, как реальной, так и абсурдной, поэтому больше импонируют смешанные жанры, где представлена вся палитра человеческих чувств и эмоций. Но вот что я заметил: актеры, часто снимающиеся в развлекательных шоу, рекламах, начинают терять чуткость к тексту, определенной голосовой интонации. В первую очередь, театр - площадка для размышлений, а не для отдыха. После просмотра спектакля должна произойти некая трансформация. Это сложные внутренние процессы. На самом деле, всегда трудно угадать, как зрители воспримут каждую новую постановку.

Дана АМЕНОВА, "Вечерняя Астана", 19 июля 2018 года