О дружбе, творчестве и власти

О дружбе, творчестве и власти
04.05.2021

Остроумные афоризмы, философские размышления о человеческих отношениях, порой смешных, порой парадоксальных, о власти, об отношениях – неотъемлемая составляющая произведений Григория Горина. Скоро столичный зритель сможет увидеть спектакль по пьесе великого автора. О предстоящей премьере «Кин IV» рассказали режиссер и сценограф – выпускник Российского института театрального искусства (ГИТИС) Иван ПЕТРОВ и художница Екатерина ВИТКОВСКАЯ. Постановка организована в рамках совместного проекта столичного Государственного академического русского театра драмы им. М.Горького и московского Фонда поддержки и развития театрального образования при поддержке акимата Нур-Султана и ФГБУК «РОСКОНЦЕРТ».

– Иван, мы узнали, что трагикомическая притча «Кин IV», поставленная в Государственном академическом русском театре драмы имени М. Горького, станет вашим дипломным спектаклем. Расскажите, с чего началось ваше знакомство с творчеством Григория Горина?

– Изначально я должен был выпуститься со своими однокурсниками еще в прошлом году, отучившись в экспериментальной мастерской Евгения Каменьковича и Дмитрия Крымова. Успел даже поставить спектакль в одном из московских театров и планировал показать его экзаменационной комиссии. Но пандемия нарушила все планы. В связи с тем, что я не успел защитить диплом, пришлось обратиться к ректору ГИТИСа Григорию Заславскому с просьбой предоставить возможность поставить спектакль в любом профессиональном театре. Он предложил мне поехать в Нур-Султан, чтобы стать первопроходцем в реализации крупного казахстанско-российского театрального проекта. Затем директор театра Айболат ЖАУДЫР попросил меня отправить по электронной почте список из десяти пьес, которые я мог бы поставить на малой сцене ГАРДТ им. М.Горького. Здесь из этих произведений выбрали «Кин IV» Горина.

Мое знакомство с творчеством этого писателя началось 10 лет назад. Тогда я закончил Омский музыкально-педагогический колледж и решил порвать с режиссурой. Но тут случайно купил книгу Горина и прочитал пьесу. Произведение заставило меня серьезно задуматься о непростых взаимоотношениях великого актера Эдмунда Кина и его друга юности принца Уэльского, впоследствии ставшего королем Англии, о предназначении театрального искусства. Сегодня для меня эта пьеса по-прежнему остается такой же знаковой, так как фактически стала символом возвращения в профессию. Сейчас проблематика, затронутая в этом литературном материале, видится немного по-другому, поэтому режиссерский замысел меняется. Не могу раскрыть все карты и говорить о том, какими будут герои, так как мы находимся в процессе творческого поиска будущих образов. Хочу сказать, что благодаря ректору ГИТИСа работаю с замечательными казахстанскими артистами. Надеюсь, все получится, мы общими усилиями поставим хороший спектакль, который станет жемчужиной театрального репертуара.

– Какие режиссерские приемы вы используете в жанре трагикомической притчи?

Иван: Я не люблю «ломать» автора, переписывать или переделывать структуру литературного произведения. В новой постановке 99 процентов текста сохранится, кроме некоторых связок и переходов. Все крылатые фразы, которые есть у Горина, тоже нами никак не переделаны. В моем понимании Горин актуален, современен, крылат, вечен, как и Чехов, Шекспир, Мольер. Я прочитал практически все его пьесы. Он пишет настолько остроумно, ассоциативно, атмосферно! С пьесой «Кин IV» живу очень давно. Я не хотел делать привязку к какому-то определенному времени. Понятно, что действие пьесы происходит не в 21 веке, но внимательные зрители найдут параллели с сегодняшними реалиями. Горин в своих мемуарах писал, что в пьесе «Кин IV» центральной считается тема непростых отношений власти и художника. Естественно, если сам автор вложил эту идею в литературное произведение, то ее невозможно убрать. Я, как режиссер, акцентирую внимание на других, не менее значимых смыслах пьесы. На мой взгляд, жанр трагикомической притчи наиболее приближен к реальной жизни, где часто смешное переплетается с трагическим. Для меня первичнее и первостепенее тема дружбы вне классовых неравенств, представленных в виде соперничества короля и актера (шута).

– Чем вы руководствовались при выборе музыкального оформления и сценографии?

Иван: На афише присутствует имя моего друга, композитора Егора Старостина. Мы дружим еще со школы, но буквально недавно я узнал, что он пишет музыку. Пока я находился в размышлениях по поводу спектакля, взял послушать эти композиции. Удивительно, но трек сразу же стопроцентно подошел к замыслу новой постановки. На мой взгляд, его музыка очень театральная, глубокая, красивая. Я верю, что ничего случайного в этой жизни нет, как и в театре. Судьба так распорядилась, что один из моих лучших друзей стал композитором. Когда ректор спросил, поеду ли в Казахстан, я согласился с удовольствием. При этом мне поставили условие, что сценограф должен быть из ГИТИСа. Моя подруга, которая учится на режиссера музыкального театра, нашла мне сценографа Катю.

Позже мы выяснили, что я знаком с вокалистом Игорем, который оказался мужем Кати. В общем, те люди, которые со мной связаны, сами чудесным образом находятся и возникают на моем пути.

– Екатерина, что помогало вам создавать сценографию для новой постановки?

Екатерина: При первой встрече режиссер Иван сообщил мне, что хочет сделать спектакль про дружбу. Когда я вспоминала текст пьесы, то, на первый взгляд, мне это показалось странным и удивительным. Тогда я пришла домой, перечитала текст еще раз и смогла посмотреть на произведение Горина другими глазами. У меня внутри соединилось несколько тем о взаимном влиянии власти и искусства. Погружаясь в авторский текст и размышляя об этом, я анализирую то, что происходит со мной, ищу ответы на свои вопросы, пытаюсь понять какие-то ситуации. Стала много думать о своих друзьях, как развиваются дружеские отношения. Я верю, что в современном обществе сохранились искренность и преданность между друзьями. Однако чем люди старше, тем сложнее им дружить. Я наблюдаю это по себе и своему окружению. Чем люди моложе, тем менее они отягощены представлениями о самих себе. Молодежь легче открывается друг другу.

Что касается спектакля, то Иван принял в разработку мою первую идею. Иногда спонтанные образы получаются самыми правильными, их можно доработать и раскрутить в правильном направлении. В новой постановке для меня символом дружбы стал корабль. В детстве я жила во Владивостоке и мечтала путешествовать по морям. В моем представлении этот романтический образ связан с детскими мечтами о плаваниях, заоблачных далях. Художник также творит, мечтает и создает вокруг себя образный мир. Он видит красоту и своими действиями вкладывает свои видения в реальный мир, точнее, человеческий. Причем у нас на сцене не будет самого корабля, скорее, этот романтический образ будет воплощаться в отдельных деталях. В принципе, у нас немного символик на эту тему, но определенные ассоциации вызывают деревянные лавки и бочки. После первого прочтения пьесы мне представились параллельные линии, помост. Я внимательно прислушиваюсь к своим ощущениям. Так, вдруг захотелось пересмотреть фильм Стенли Кубрика «Заводной апельсин», чтобы получить дополнительный импульс к созданию образов персонажей.

– Вы верите, что такая дружба, как в пьесе, возможна в современном обществе?

Иван: Такая человеческая искренность и преданность важна и нужна во все времена. К сожалению, из-за гаджетов, Интернета, пандемии люди как будто перестали ценить живое общение, разучились дружить, разговаривать по душам, интересоваться друг другом по-настоящему. Наш педагог однажды сказал, что замысел спектакля можно иногда делать примитивным. Мы хотим, чтобы люди не боялись дружить, ценили близких и родных людей, которые могут подставить плечо в трудную минуту. Это и есть вектор направления и камертон для нашего будущего спектакля.

Екатерина: По-моему, в этой пьесе затронута тема того, что художник может интегрироваться в реальность и жить адекватной, полной жизнью. Конфликт между внешним благополучием творца и мучительным диалогом с миром отражается во многих мировых литературных произведениях, фильмах. Почему авторы в них изображаются безумцами, сумасшедшими, их не понимают? Очевидно, потому, что для диалога с миром надо выйти из того пространства, где мы находимся, и отправиться куда-то дальше, выше, глубже. На это уходит много сил, ресурсов, времени. Человек страдает и жертвует собой добровольно, потому что это делает жизнь осмысленной.
– По каким критериям вы подбирали актерский состав?

Иван: Я не считаю себя режиссером-деспотом или тираном, потому что люблю работать с актерами и прислушиваться к ним. Чтобы правильно определить типаж, предварительно посмотрел фотографии, страницы в социальных сетях, почитал интервью. К счастью, интуиция меня не подвела, первое впечатление не оказалось обманчивым. Лицо многое может рассказать о человеке. В нашем спектакле будет задействовано восемь артистов. Пока не было жестких карантинных ограничений, успел посмотреть практически весь репертуар ГАРДТ им. М. Горького. Местные артисты очень живые. Это вызвало огромное удивление и приятное потрясение. У них глаза горят желанием. Даже если материал не нравится, они стараются, не жалеют себя. Ребята работают честно, на разрыв аорты, теребя душу и получают колоссальное удовольствие от каждого спектакля.

Автор: Дана Аменова