Какое чудо – весна!

Какое чудо – весна!
12.04.2017

В Государственном академическом театре драмы имени Максима Горького снова премьера. Поставленная по повести Александра Грина «Алые паруса» романтическая феерия «Ассоль» Павла Морозова.

В театральной жизни вполне спокойное событие, но есть одно но – поставил данное произведение якутский «Тарантино» – режиссер Сергей Потапов.

 

И снова минимум декораций (художник сцены – Канат Максутов), в которых проявляется нечто иное – это легкость, воздушность, трогательность атмосферы всего спектакля, не похожего, что было ранее на этой сцене.

Что примечательно, режиссер Сергей Потапов, который в прошлом году практически взорвал столичного зрителя «Пробуждением», вдруг взялся за столь добрые, практически юные «Алые паруса», что казалось немыслимым, поскольку это перелет из одного сознания восприятия в совершенно другое.

Но есть и схожесть, что заключается в глубине смысла, в широте и сложности понимания человеческих отношений. Ибо это трогательная Ассоль (Мария Бандышева), ее диалоги с воздухом, природой моря и деревьями: «Какое чудо – весна!».

Кажется, что главная героиня бредит, ибо это воспринимается ненормально, как некая психологическая патология. Однако если поразмышлять, то в данном случае больно само человечество, которое утеряло эту особенность и морально отдалилось от Природы. И по причине собственного непонимания насмешливо и издевательски относится к беззащитной Ассоль, бросая обидные слова в спину.

Человечество в данном случае изображено в виде Греты и Луизы Меннерс (Анастасия Воронцова и Айжулдыз Багланова) совместно с матерью Майрой (Лариса Лебедева), которые живут воздухом слухов, сплетен, небылиц, забавляя себя моментальными ссорами между собой, что также мгновенно забываются и переходят в так называемое мирное существование. В этом особенность Сергея Потапова – динамика.

«Как умерла моя мама?» – на этот страшный вопрос отвечала дрожащая слеза на глазах отца – Лонгрена (Денис Анников). И начало печального монолога. Кстати, еще одна особенность режиссера – микрофон, стоящий в углу мизансцены. И здесь микрофон не воспринимается, техническая фишка, он – живой образ откровения.

Равно как и мелодия света (заведующий осветительным цехом – Айдын Досаев), как волшебство музыкального фона (заведующая музыкальной частью – Найля Терехина).

Динамика в переходе от одной роли – мамы Ассоль – к роли блуждающей девицы (Полина Харламова). Особенность в трех пьяницах: Честере, Филе, Томе (Болат Кирибаев, Александр

Лукашевич, Евгений Карачаров), они, прижавшись друг к другу спинами, ухватившись локтями и, таким образом, поддерживая, не падали. И можно воспринять данное действие как теорию бесконечности и вероятности, добавив законы физики – силу сопротивления.

Вызывает симпатию у зрителей суетливый, но понимающий толк в деньгах Хин Меннерс (Санжар Рахимов), ибо он помогает принцу в достижении своей мечты. Весьма омоложен Эгль (Иван Анопченко), единственный рассудитель ный образ во всем хаосе, и то в понимании зрителя теряется: то ли живой человек, или видение, разговаривающее с Ассоль и Греем, так и остался загадкой...

Совершенно иной Грей (Данила Хомко), весьма своеобразная находка для своего героя. Здесь актеру действительно надо было искать и быть неожиданностью, далекой от литературного повествования, и в то же время всем своим сознанием быть близкой к сознанию Ассоль, которая верит и знает, что мечта есть, несмотря пессимизм мира.

Произведение действительно пахнет морем, поскольку все хореографические зарисовки (балетмейстер – Роза Бельгибаева) созданы музыкой волн. Хореография моря.

Стоит отметить самое удивительное и невероятное, спектакль был поставлен всего за семь дней. Из них всего три дня ушло на репетиции, что на сцене. Сергей вместе со всеми артистами, работниками сцены, хореографом, художниками просто гениальны, поскольку если разобраться, то за столь короткие сроки спектакль еще никто не ставил. А выглядело все, словно работа шла месяцами.

 

Ануар ОМАР, «На страже»